Историю создает человек. В ней он запечатлевает и добро, и зло. В ней же занимают свое достойное место заслуженные личности. Их, как правило, история упоминает как защитников общечеловеческой чести. Это как раз те, кто познавал философию истины и свободы. И, конечно, наряду с ними занимают свои места и те, кто сеял зло.

Иисус пришел к народу с двенадцатью апостолами. Двенадцать карбалийских имамов до сих пор являются вечным символом. Давреше Авди вместе с двенадцатью своими братьями и родственниками героически защищали курдский народ. Во время революции в Рожава из Халеба прибыли двенадцать молодых ребят и героически сражались за Кобани. Опять же в Сарзоре (Кобани) двенадцать отважных героев сопротивлялись до последней пули и не оставили свои места даже тогда, когда у них была возможность сделать это, и все как один погибли за Сарзор. История с «двенадцатью» произошла и в Шенгале. Двенадцать курдских герилла сумели остановить массовые убийства езидов в Шенгале. Кто-то из них погибли в Шенгале, кто-то позже в Северном Курдистане. В живых остался один, и он до сих пор находится в Шенгале.

Его имя Сархубун. Вот что он поведал нам об этих героях-герилла из рядов Рабочая партия Курдистана(РПК):

«24-го июня нас вызвали товарищи. Сначала мы поехали в Матина. Там немного передохнули и вновь тронулись в путь, и через несколько часов прибыли в Гар. Там товарищи устроили собрание для нас. Нам сообщили о трагедии, произошедшей с езидами. Мы обсуждали, как нам отвести эту беду от наших братьев и сестер. Товарищи объяснили нам наши обязанности и то, ради чего мы были избраны. На эту тему с нами говорили четыре дня.

28-го июня мы отправились в Шенгал. Где-то в горах сделали однодневный привал, затем перешли границу Рожава. В пределах Рожава мы оставались четыре дня, обсуждая, как нам защитить братьев езидов. Обговаривали всё до мелочей. На одном из собраний товарищ Джамал сказал: «Вы будете брать пример с Давреше Авди, с его братьев и бойцов-героев. Вы должны повторить их подвиги…»

В Джазаа мы создали небольшие отряды, группами перешли границу и вошли в Шенгал. Одна группа из трех человек осталась в Джазаа. Те, кто перешли в Шенгал, должные были обучать местную молодежь самообороне и переправлять их к нам. Но вскоре в Демократическая Партия Курдистана(ДПК) узнали о прибытии наших товарищей и стали их преследовать. Мы были готовы к этому, но, тем не менее, товарищей Хабата Дерика и Харуна Жирки и двоих из молодежи Зардашта и Бахриха Касо все же арестовали. Этот арест произошел за двадцать дней до трагедии. Но они все же успели переправить к нам целую роту молодых людей. После короткой подготовки мы отослали их обратно в Шенгал, с полной амуницией, вооружив автоматами и пулеметами. После их отправки мы сами уехали из Джазаа, потому что ИГИЛ(Организация запрещена в России) постоянно атаковал нас.

Мы передислоцировались в сторону Рабиа. К нам перевели еще один отряд молодежи. И тут началась атака ИГИЛ на Шенгал и его окрестности. Новобранцев мы разделили на четыре группы. Ранним утром каждый из нас взял себе одну группу, и мы пошли в Шенгал.

Когда мы достигли Синуна, ИГИЛ усилил свои атаки. Выйдя из Синуна, мы захватили деревни Харико и Базука. В Синуне находились также пешмерга ДПК, ПСК и иракская армия. Мы же в основном занимали позиции в деревнях ближе к горам Шенгала.

Но когда ИГИЛ напал на Синун, пешмерга сдали свои позиции и ушли. Нам пришлось полдня отвоевывать брошенные позиции, но в силу того, что боеприпасы у нас были на исходе, нам пришлось отступить. Многие жители Синона ушли в горы вместе с нами.

Несколько наших отрядов расположились в Солахе, Чил Мера, Дарасе, Кизилканте и в Амуде. Некоторые находились в Барте, Галийе Шило, Шех Манде. Некоторые же достигли Галийе Касре, Хирико и Шарафдина. В каждом из вышеперечисленных районов нас было по три-четыре человека. С нами были и гражданские езиды. Все они поклялись быть до конца вместе с нами.

Основной нашей целью была недопущение ИГИЛ к горам, потому что основная масса народа ушла в горы. Сами по себе горы Шенгала имеют ландшафт естественной крепости, и мы были надежно прикрыты. Сомнений не было, что ни один бандит не сможет пройти туда. А там, в горах, всех ожидала новая трагедия. Вскоре без воды и еды стали умирать старики и дети. Спасти их было невозможно, потому что мы находились в осаде.

Кое-как Отряды Народной Самообороны Западного Курдистана (ОНС) и Женский Отряды Самообороны Западного Курдистана (ЖОС) открыли коридор в Рожава, и каждый день мы стали переправлять через него десятки человек. Но ИГИЛ постоянно атаковал этот коридор, поэтому мы сообщили об этом силам Народные силы самообороны Курдистана(НСС), и те вскоре пришли к нам на помощь. С их приходом нам стало немного легче. Но все же было не безопасно. Пошагово мы рыли окопы, строили укрепления, словом, делали все, что нам было под силу. Мы построили перед собой небольшую стену, потому что ИГИЛ находился совсем недалеко от нас – от ста до пятисот метров. Днем мы группами переводили людей в Рожава, а ночью наступали на бандитов, и тем самым расширяли свою территорию.

В районе Джазаа происходили постоянные атаки на коридор. Все же мы не допустили, чтобы он закрылся. Это был коридор жизни для езидов. За все время, пока мы переводили людей через него, мы потеряли около ста наших товарищей. Столько же мы потеряли в других боевых точках. Всего наши потери составили около 250-300 человек. Но мы знали, за что боремся, мы спасли тысячи жизней наших езидов. И мы не жалеем об этом. Мы знаем, что без жертв не обойдется. Один из наших героически погибших товарищей, Шораш из Джазаа, говорил: «Мы выполняем приказ руководства. Что бы ни случилось, мы должны спасти наш народ от уничтожения. Либо мы их спасаем, либо мы будем прокляты. Все мы можем погибнуть, и это мы хорошо осознаем. Те из товарищей, которые не могут взять на себя такую ответственность, могут уйти, это не стыдно».

Товарищ Шораш этими словами связывал нас с историей, народом и вообще человечеством. И ни у кого из нас в мыслях не проскользнуло, чтобы оставить своих товарищей, свой народ и спасать свою жизнь.

Весь мир был поражен нашей стойкости. Никто не понимал, как Рабочая партия Курдистан (РПК) сумела за один день добраться до места трагедии. Мы же доказали, что соответствуем идеалам нашего руководства. Ценою собственной жизни мы не допустили трагедии и не отдали езидов на растерзание.

Нас было двенадцать товарищей. Один из нас, Джанполат из Кобани, погиб в Галийе Шило. Некоторые потом вернулись в Северный Курдистан. Я один остался в Шенгале. Тут ходят легенды об одном пулемете. Но это правдивая история. Именно этот пулемет решил судьбу езидов. Можно сказать, именно он спас их от уничтожения. С гор до Шенгала дорога очень извилистая, и пешмерга, когда бежали, оставили этот пулемет.

Два деревенских жителя нашли его и принесли к нам. Он был не в рабочем состоянии. Нашлись среди нас те, кто смогли его настроить. Потом мы выбрали для него оптимальное место. Внизу длинной вереницей, словно муравьи, двигались люди, а мы стали стрелять из пулемета в бандитов, чтобы их прикрыть. С трудом верится, но этим мы спасли езидов. После того, как все кончилось, пешмерга пришли туда, и один из них, Касым Дирбо, решил присвоить заслуги себе. Чтобы не разжечь братоубийственную разборку, товарищи оставили им этот пулемет. Но он прослужил нам до тех пор, пока мы не освободили Шенгал.

Я не сомневаюсь, что когда-нибудь люди прочитают правдивую историю, именно такую, какая она есть, а не фальсифицированную, которую сейчас пытаются нам навязать. Изначально нас было всего двенадцать товарищей, но сейчас у Шенгала уже есть своя армия, свои отряды самообороны, свои защитники, такие, как Отряды сопротивления Эзидхана (ОСЭ) и Женские отряды Эздихана (ЖОЭ). И это наша гордость.

ОСЭ своей стойкостью и борьбой дала о себе знать всему миру. Она стала популярной силой Шенгала. РПК кровью создала ее. Самой горячей точкой в Шенгале, был Галийе Шило. Там мы потеряли 36 своих товарищей. Место, где погиб товарищ Дилгаш, названо его именем. Именем еще одного нашего товарища, Науроза, названа высотка, на которой он погиб. Многие места теперь названы в честь наших героев: Фархата, Мани, Агида, Сипана, Агира и многих других. А ущелье назвали ущельем Героев.

Сейчас среди езидов появилось много командиров. Один из них – товарищ Хейри. Патриот своего народа. Он один из немногих, кто не убежал. Хейри сумел собрать соратников и вооружить их. Они не были пешмерга. Потом всю свою группу он присоединил к ОСЭ. Среди народа он известен как сикинский лев. Там он и погиб. Другой герой из командиров был Бархудан. Всю его семью игиловцы взяли в плен, спаслись только его мать и брат. Он всегда был там, где шли ожесточенные бои. Это был достойный товарищ и воин, но, к сожалению, мы не смогли уберечь его. Он погиб. Еще один командир, товарищ Сардар, погиб в Салохе. Имена Азада, Мансура навсегда останутся в сердцах нашего народа, и езидов в частности».

История

Шаг Бархудан Толхылдан бессмертен

Правда о войне в Шенгале

Правда о войне в Шенгале — 2

Правда о войне в Шенгале — 3

Обращаем ваше внимание на то, что организации «Исламское государство Ирака и Леванта»(«ИГИЛ/ИГ») , «Султан Мурад», «Имарат Кавказ», «Аль-Каида» в странах исламского Магриба, «Исламский джихад — Джамаат моджахедов», «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Общество возрождения исламского наследия», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), движение «Талибан», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Братья мусульмане», «Исламская группа», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Асбат аль-Ансар», «База» («Аль-Каида»), «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Лашкар-И-Тайба», «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Синдикат „Автономная боевая террористическая организация (АБТО)“», «Джабхат ан-Нусра („Фронт победы“)», «Свидетели Иеговы» признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.
Короткая ссылка:: http://kurdish.ru/qNMsH